Джеймс Ганн об увольнении, «Отряде самоубийц» и Ракете

Режиссер Джеймс Ганн известен за создание совершенно особой истории Marvel, со своей атмосферой, юмором и отличным саундтреком – два фильма «Стражи галактики» собрали более 1,6 миллиарда долларов в прокате, на горизонте у режиссера и сценариста триквел, который должен выйти в 2021 году.

Но не все так гладко – летом прошлого года, когда сценарий к «Стражам 3» уже почти был готов, Ганн был уволен из Disney за оскорбительные твиты десятилетней давности. Несмотря на поддержку всего актерского состава и тысяч фанатов, студия отказывалась вернуть его на пост режиссера. Ганн согласился руководить новым «Отрядом самоубийц» DC, но все же переживал за свое детище. И вот в марте руководители Disney смягчились и позвали режиссера обратно. Чего стоила ему вся эта история, Ганн рассказал в интервью для Deadline. Предлагаем Вам ознакомиться с переводом этого интервью.

Что Вы почувствовали, когда Алан Хорн из Disney пригласил вас обратно на пост режиссера «Стражей галактики 3»?

Я собирался на обсуждение «Отряда самоубийц» в DC, и был очень взволнован. Алан попросил меня прийти поговорить с ним. Я на самом деле думаю, что он хороший человек, и верю, что он восстановил меня в должности, потому что считал это правильным. Мы познакомились еще при работе над фильмом о Скуби-Ду. Я всегда восхищался им. Я был тронут его состраданием.

Вы могли слышать, что все в Голливуде беспощадны. Это верно только частично, в отрасли есть много действительно хороших людей. Я склонен искать добро в совершенно неожиданных местах, что часто случается и с персонажами моих фильмов. Я даже заплакал в его кабинете. А потом я должен был пойти к Кевину Файги и сказать, что только что решил руководить «Отрядом самоубийц», так что очень нервничал.

Ни Хорн, ни Файги даже не рассматривали других режиссеров, но ваш уход был таким громким. Пытались ли Вы бороться с потерей франшизы, которую создали?

Да. Когда я писал сценарий для «Отряда самоубийц», уже думал, что «Стражи 3» для меня потеряны. Поначалу мы обсуждали с Аланом возможности, но это были переговоры не в стиле: «Давайте выясним, могу ли я вернуться», это было скорее «Давайте просто поговорим». Это было похоже на крах моего брака. После развода мы проводили такие же беседы с моей бывшей женой: «Давай пойдем своими дорогами, но будем взаимно добры, потому что мы оба являемся большой частью жизни друг для друга».

Я не хотел оглядываться на шесть лет, в течение которых мы с женой были вместе, и думать: «О, какая трата времени». Вместо этого я считаю, что за это время я действительно сильно вырос, и мы хорошо относились друг к другу. Были некоторые проблемы, и нам, возможно, не стоило жениться, но эти шесть лет стоило прожить.

Я хотел чувствовать то же самое в отношении Disney. Я не хотел оглядываться назад и чувствовать горечь, обиду или злость. Конечно, всевозможные эмоции связаны с этим. Но мне просто хотелось иметь возможность спокойно сказать «Прощай» и разойтись, с такими мыслями я шел даже на самую раннюю встречу, которую мы провели через неделю или две после увольнения.

Для режиссера, известного своей откровенностью в социальных сетях, ваша реакция на увольнение была немногословна. Вы никого не обвиняли, кроме себя, что явно учитывал Хорн, принимая решение о восстановлении вас на посту. Что происходило в вашей голове в то время?

Я никого не виню. Я чувствовал и до сих пор чувствую себя неправым в отношении некоторых своих публичных высказываний; некоторые из моих шуток стали следствием недостаточного сострадания с моей стороны. Я знаю, что людей обидели мои слова, и это все еще в моей ответственности, так как я должен проявлять сочувствие в том, что говорю. Я чувствую себя плохо за это и беру на себя полную ответственность. Это не было вопросом свободы слова. Disney имели полное право меня уволить. Против этого у меня нет возражений.

В тот первый день … Я хочу сказать, что это был один из самых напряженных дней во всей моей жизни. Конечно, у меня были и другие трудные дни, например, из-за смерти друзей, которые покончили с собой. Но это тоже было невероятно тяжело. Как только все это случилось, мне вдруг показалось, что все кончено. Неожиданно оказалось, что меня уволили. Мне казалось, моя карьера закончилась.

Я считаю, что самая важная вещь, которую я вынес из того дня, такая: я похож на многих людей, которые приходят сюда и хотят быть богатыми и знаменитыми, чтобы люди их любили. Я художник в первую очередь: я люблю рассказывать истории, я люблю общаться со своими персонажами, я люблю создавать для них декорации. Но я также просто парень, который нашел то, что считал любовью, благодаря людям, которые меня любят, и благодаря моей работе.

Я всегда считал, что могу быть любим только благодаря моей работе и известности. До этого случая я никогда не испытывал такого сильного чувства любви ко мне. Это всегда было проблемой для меня в отношениях, в дружбе: я могу испытывать любовь к другому человеку, но мне очень тяжело дается ощущение, что любят меня. В тот момент все, что давало мне надежду на чувство любви, было отнято у меня, я остался ни с чем. Я не знал, что мне делать.

А потом я получил доказательства настоящей любви. От моей любимой Джен; моего продюсера и моих агентов; Крис Пратт звонит вне себя от ярости; Зои Салдана и Карен Гиллан звонят мне в слезах. Сильвестр Сталлоне в видеочате. И, конечно же, Дэйв Батиста, который так сильно меня поддержал. То количество любви, которое я получил от своих друзей, моей семьи и коллег, было просто ошеломляющим. Для того чтобы впервые по-настоящему почувствовать любовь, нужно было полностью лишиться всего, за что, казалось, меня любили.

Так что отчасти тот день был худшим в моей жизни, но отчасти – самым великолепным. Конечно, это не излечило все мои душевные раны, но с того момента мне стало легче.

В первые пару недель я оставался вне социальных сетей. Я просто полностью отключился от всего. Это был просто ад, черт возьми, и я действительно проживал минуту за минутой, но это было даже полезно, потому что я смог увидеть жизнь с другого ракурса.

Как Вы жили с мыслью: я сделал это с собой, я причинил вред самому себе?

Правда в том, что я был сильно зол на себя, но я должен был попытаться абстрагироваться. Поскольку я знаю, что сделал неправильно, так же как знаю, что вообще сделал много неправильного в своей жизни, и эти поступки привели меня к настоящему моменту. Я должен был сосредоточиться на мысли, что я должен поменять в себе.

Не было смысла винить тех, кто меня уволил, тех, кто выкладывал ссылки в Интернете, но также нужно было отпустить часть злости по отношению к себе. В противном случае я просто не смог бы пройти через это.

Вам предложили «Отряд самоубийц 2» сразу после того, как Вы попрощались с Disney. Как реакция конкурирующих студий повлияла на страх, что вы оказались с подпорченной репутацией?

Технически мои страхи были немедленно развеяны. Джейсон Блум выступал на Comic-Con в Сан-Диего и сделал объявление: «Я бы нанял Джеймса Ганна хоть сейчас».

В то же время я не знал, во что верить. Все это тянулось день за днем. Я старался не читать новости, но постоянно получал кусочки информации из текстов и звонков от моих друзей и семьи, которые были расстроены чем-то увиденным или услышанным. В конце концов, мне пришлось сказать: «Ребята, я не могу сейчас сосредоточиться на всех негативных вещах, это делает мне больно».

Студии, по большей части, говорили: «Мы бы хотели нанять вас». Они позвонили в первые же два дня. Но я не поверил. В этом я должен быть честным. На каком-то теоретическом уровне я говорил себе: «Ну, может быть, у меня есть будущее». Я довольно логичный человек, и это помогло, но эмоционально мне не за что было зацепиться. Ситуация в итоге обернулась мне во благо, потому что мне нужно было перестать считать карьеру основой своей значимости, и заставила меня просто работать над тем, чтобы жить в мире с самим собой. Вот на чем я сконцентрировался. Я сосредоточился на веселье.

И тогда «Отряд самоубийц» пошел очень гладко. Мне не было так весело писать сценарий со времен «Рассвета мертвецов». Вот на что был похож этот фильм.

Теперь, когда у Вас снова есть «Стражи», каких персонажей или какие темы вы больше всего хотите раскрыть в третьем фильме?

Если вы спросите меня, чего мне было больше всего жаль лишиться — и любой в Marvel это подтвердит – это той очень странной привязанности к Ракете. Ракета — это я сам, правда, даже если это звучит самовлюбленно. Грут — он как моя собака. Я люблю Грута совершенно по-другому. Я сопоставляю себя Ракете и сочувствую Ракете, но я также чувствую, что его история еще не закончена. У него есть сюжетная линия, которая началась в первом фильме, продолжилась во втором и проходит через «Войну бесконечности» и «Финал», и я хотел по-настоящему закончить ее в «Стражах 3». Это была большая потеря для меня — неспособность закончить эту историю — хотя меня утешал тот факт, что все же планировалось использовать мой сценарий.

Вы расстроились, что Ракета не получил Оскар за свой режиссерский дебют «Звезда родилась»?

Мне понравился этот фильм. Я недавно видел Брэдли Купера. Я сказал: «Я помню, как ты впервые показал мне видео, где поет Леди Гага», когда он начинал подготовку к фильму. Что ж, окей, вот этот актер будет режиссером фильма с Леди Гага… Я был рад за Брэдли, но нервничал. Многие мои друзья снимали фильмы, и в девяти из десяти случаев это было не очень. Так что это невероятное достижение для начинающего режиссера.

Как тот, кто уже попал в жернова индустрии, что вы думаете о нынешней атмосфере в отрасли, в которой все поступки на виду и людей из-за этого часто выгоняют?

Это порождает множество действительно хороших вещей, и один из этих позитивных моментов я смог вынести для себя. Люди должны уметь учиться на ошибках. Если мы не будем учиться и становиться лучше, я не уверен, что нас ждет. Благодаря этому процессу я узнал многое о себе.

Источник

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
avatar
Перейти к верхней панели